Духовная жизнь детей

Главная  >>  Воспитание детей  >>  Духовная жизнь детей

Духовная жизнь детей

Итак, первый признак церковной жизни — это молитва. После Крещения она должна совершаться ежедневно, для начала хотя бы краткая. Но сейчас вопрос к мамам, которые собрались крестить своих деток. Вот представим себе, что вашему ребеночку три месяца, полгода или девять месяцев. Я утверждаю, что если после Крещения вашего ребенка он не будет ежедневно молиться, его Крещение не принесет ему никакой пользы.

А теперь важный вопрос: Как вы думаете, ваш ребенок уже может молиться?
Обычный ответ: Ну, не совсем, но мы можем за него ежедневно молиться.
Вопрос: Ну, а все же ответьте четче: он сам-то при этом будет молиться? Что это будет: ваша ли молитва о нем или все же это будет его личная молитва тоже?
Обычный ответ: Скорее всего, это будет наша молитва о нем, Сам-то он еще не может молиться.

Действительно, казалось бы, какая может быть молитва, если ребенок о Боге ничего не знает, разговаривать еще не умеет, понять какие-либо объяснения неспособен. Поэтому, прежде чем говорить о молитве младенцев, придется поговорить вообще об их духовной жизни.
Среди неверующих людей (а сейчас, когда нет достаточного просвещения среди прихожан и среди людей верующих) распространено одно заблуждение о духовной жизни ребенка. Обычно считается так. Вот мама принесла ребеночка из роддома. Берешь его на руки — просто ангелочек, только крылышек не хватает. Душа его — чистый лист бумаги, еще нет на ней ни одного пятнышка. Хочется умиляться и страшно даже прикасаться к нему, чтобы не замарать его чистую душеньку. На самом деле все не так! Оказывается, когда мама принесла ребеночка из роддома, ему вовсе не пять-семь дней, ему уже девять месяцев! Церковь всегда знала, что жизнь человека начинается с момента зачатия. Это уже сразу маленький человечек. Его тело состоит из одной, двух, четырех, восьми и т. д. клеточек, и у него есть настоящая душа, поэтому он уже полноценный человек — с душой и телом. И аборты по учению Церкви всегда приравнивались к настоящим убийствам.
Так вот, ребенку уже девять месяцев, и за этот срок его душа, как правило, оказывается испачканной уже множеством грехов. Каких? Ведь он еще не сделал ни одного шага, не произнес ни одного слова, не сделал ни одного самостоятельного поступка!

Духовная связь ребенка с родителями настолько сильна, что каждый их грех ложится темной печатью на душу ребенка. Мама и папа вечером садятся перед телевизором, чтобы посмотреть непристойный фильм. Их дочка находится еще в утробе матери, она ничего не видит и почти ничего не слышит. Но грех родительский отпечатывается на ее душе. Потом, через пятнадцать-шестнадцать лет, родители будут разводить руками и удивляться: «Откуда это в ней? Мы ее воспитывали в строгости, ничего непристойного в своей жизни она никогда не видела, подруги у нее все приличные. Ну почему она выросла такой легкомысленной?!» Да, ей ничего не показывали, но сами вели себя блудно: в компании друзей мама могла себе позволить пофлиртовать, папа на улице и работе часто заглядывался на других женщин, вместе по вечерам, уложив детей, мама и папа позволяли себе чтение бульварных статей, с интересом обсуждая интимные подробности жизни знаменитостей. Ребенок ничего этого не видел, но на душе оставался отпечаток греха. Например, папа стащил с завода хороший инструмент и понимает, что сыну знать об этом неполезно. «А то вырастет вором!» — думает он про себя. Но потом этот горе-отец будет недоумевать, почему из его кармана пропадают деньги, ведь он сына этому не учил. Таково свойство духовной связи близких людей — мать не видит сына, но чувствует его боль; сын не видит греха родителей, но приобретает склонность к нему.
Но не надо думать, что благодаря духовной связи передаются только грехи. Святость, праведность также запечатлеваются на детях. Сам Господь в Священном Писании говорит, что Он помнит грех до третьего или четвертого поколения, а праведность в тысячи родов: «Я Господь, Бог твой, Бог ревнитель, наказывающий детей за вину отцов до третьего и четвертого рода, ненавидящих Меня, и творящий милость до тысячи родов любящим Меня и соблюдающим заповеди Мои» (Исх. 20, 5-6). Многие святые имели праведных родителей, например, преподобный Сергий Радонежский, родители святителя Василия Великого воспитали нескольких детей, которые прославлены в лике святых. Правда оговорюсь, что хотя праведность и передается человеку от родителей, но только за эту праведность Бог не прославляет человека, ибо это заслуга родителей, а не его самого. Господь смотрит на то, что человек прибавляет или теряет от того, что он получил от других.
Можно сказать так: духовная жизнь детей и родителей едина, неразрывна. По выражению одного древнего церковного писателя душа человека по своей природе — христианка. Ребенок с момента своего зачатия хочет молиться, душа его требует этого. Ребеночек просыпается утром на кроватке, потягивается, душа его хочет помолиться Богу, но сам он не может, это должны сделать за него родители. А мама встает с постели и идет на кухню готовить завтрак. Она понимает, что ребенок сам готовить еду не умеет, хотя есть очень даже хочет, поэтому она должна все приготовить и покормить его. Но молиться его душа тоже хочет и тоже не умеет, поэтому мама должна встать с утра и помолиться, потом перекрестить ребенка и уже после этого пойти на кухню готовить еду.
О том, что дети могут молиться уже в утробе матери, явно видно из жития преподобного Сергия. Однажды мать преподобного, когда он уже был у нее в утробе, настолько проникновенно молилась во время Литургии, что в три самые важные момента Литургии все в храме явно слышали, как ребенок из утробы подал свой голос. Конечно, это чудо Божие, потому что дети в утробе не кричат, точнее, они могут закричать, у них для этого все готово, но нет воздуха. А Господь показывает это чудо, чтобы мы не сомневались, что дети могут молиться, еще не родившись. Они молятся не словами, они их не знают, но душа их может почувствовать устремление матери к Богу во время молитвы, они могут устремиться своей душой туда же и испытать ту же радость молитвы, что охватывает мать.
Все, что происходит с ребенком в утробе, будет отражаться на нем в течение всей жизни; впечатления от того возраста самые глубокие. Одного детского врача спросила одна из мам: «Доктор, когда мне начать воспитывать своего ребенка?» — «Сколько ему уже?» — «Полгода». — «Вы опоздали на полгода», — ответил врач. Как священник я бы сказал, что мама опоздала на гораздо больший срок.
Здесь мне хотелось бы отметить следующее. Ведь у вас может возникнуть вполне законный, недоуменный вопрос: «Как же так? Почему грешат одни, а грех переходит на других? Как может грех передаваться другому человеку?»

Очень часто среди людей распространено совершенно неправославное представление о грехе. Считается, что грех — это провинность перед Богом, которую Он может простить или не простить человеку. Но грех — это не провинность. Вина одного человека действительно не может перейти на другого человека. Если человек украл 100 рублей у своего соседа, то претензии соседа к сыну вора будут совершенно необоснованными. Кто украл, тот и должен возвращать украденное. Грех по православному учению — это не провинность, а болезнь души, а болезни очень легко передаются другим. Если человек совершил кражу, то вина за эту кражу на сына не перейдет, но болезнь души, склонность к воровству к сыну может перейти.
Другая иллюстрация. Семья едет на машине. За рулем сидит отец, рядом — мать, сзади — детки. Отец нарушает правила дорожного движения, обгоняет в неположенном месте, навстречу неожиданно вылетает автомобиль. Чтобы избежать прямого столкновения, отец выворачивает руль и вся семья отправляется в кювет. Кто виноват в аварии? Ясно, что только один человек — отец. А кого повезут в больницу? Только одного отца? Нет, повезут всех, потому что вся семья пострадала по вине одного. Их вины нет, но лечиться надо. Так же и грех. Грешит один — мама или папа, а лечиться от греха, от склонности к этому греху будут и детки. Они должны будут в будущем бороться с той страстью, что в них посеяна родителями. Они, дети, будут ходить на исповедь и своими покаянными слезами смывать этот грех. А говорить, что это несправедливо — неразумно. Ведь мы же не говорим о несправедливости, когда один в семье заражается гриппом, а от него заражаются все остальные члены семьи.

Говоря о духовной жизни детей, необходимо отметить и то, что Православная Церковь всегда признавала существование первородного греха. По библейскому учению грехопадение Адама и Евы внесло порчу не только в их собственную природу, но и от­разилось преемственно на всех их потомках. Господь, сотворив прародителей, дал им первую заповедь:

— не вкушать плодов с древа познания добра и зла. Оно было посажено Богом, чтобы испытать (познать), куда направит человек свою свободу: к добру или ко злу. Поскольку человек был сотворен принципиально свободным, то куда он употребит свою свободу, было еще неизвестно. Что происходит в раю? Змий является Еве и предлагает ей съесть плод от запретного древа, прельщая ее тем, что после вкушения она станет знать все, как Бог. Выбирая, кому поверить — Богу или диаволу, — Ева верит диаволу. Она вкушает плод первой. Адам, услышав от Евы о словах змия, повторяет ее выбор. Теперь более внимательно посмотрим на библейское повествование, что происходит с первыми людьми дальше. Бог является Адаму и спрашивает: «Адам, что ты сделал?» Адам вдруг, как мальчишка, бежит и прячется от Бога в кустах. Совершенно безумный поступок! Еще минуту назад Адам прекрасно знал, что от Бога спрятаться невозможно, еще недавно он давал всем животным имена, что указывает на его способность проникать глубоко в сущность всех живых существ. Но теперь в Адаме все помутилось. Его рассудок помрачился. Еще недавно он радовался общению с Богом, а теперь он со стыдом бежит от Него. Все чувства в Адаме переворачиваются, ему становится неприятно то, что раньше доставляло наслаждение. Бог спрашивает Адама вновь: «Что ты сделал?» Вместо слов раскаяния и просьбы о прощении мы слышим: «Жена, которую Ты дал мне, дала мне плод». То есть Адам обвиняет во всем жену. Более того, Адам чуть ли не обвиняет Самого Бога: это сделала та, которую Ты Сам дал мне. В Адаме переворачиваются все желания — он не желает вернуться к Богу, ему хочется лишь выгородить себя. Примерно то же делает Ева: она не просит прощения, а во всем обвиняет змия. Итак, в Адаме все перевернуто: и ум, и чувства, и воля — грех вошел в его природу.
Эта перемена в Адаме отразилась и на всех нас. До падения человек имел ясный и светлый ум, а теперь только с большим трудом и ошибками он может приобретать познание об окружающих его предметах видимого мира. До падения человек находился в ближайшем общении с Богом и поэтому имел ясное и правильное познание, а после падения он естественным путем может приобретать только самое общее представление о Боге, а сообщаемые ему путем Божественного откровения истины оказываются для него непонятными и непостижимыми. Наклонность воли ко греху сделалась теперь уделом всех людей, и человек должен употреблять большие усилия, чтобы побороть в себе эту наклонность и идти по пути добра. До падения сердце Адама и Евы отличалось чистотой и непорочностью, было исполнено высоких чувств. А после падения в сердце прародителей и их потомков появились нечистые, чувственные желания и стремление к благам мира сего как к источнику счастья. До падения тело человеческое отличалось крепостью и силой и не испытывало болезней, которым оно подвергается после падения. Завершением всякого рода физических бедствий является телесная смерть.
Итак, подводя итоги сказанному, можно утверждать, что в духовном смысле дети — это продолжение своих родителей. Провести грань между ними очень сложно. Поэтому, когда мама или папа молятся, а ребеночек в этот момент, может быть, даже спит в кроватке, то в душе его всё же происходит что-то удивительное, что позволяет говорить о том, что и младенцы могут усваивать плоды молитвы.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *